Август 2014-го. Иловайск. Часть 2: Почему добробаты, а не ВСУ, пошли на штурм города

Август 2014-го. Иловайск. Часть 2: Почему добробаты, а не ВСУ, пошли на штурм города

...Наши военачальники только 25-го августа «увидели» российские войска, но несмотря на это — собирались и в дальнейшем «​​брать Иловайск». Читатели могут сами сделать вывод: кто именно были те военачальники, и насколько логично они рассуждали во время смертельной опасности, нависшей над окруженной группировкой украинских войск. А значит — кто виноват в том, что произошло дальше.

(Начало: Август 2014-го. Иловайск. Часть 1)

С конца июня 2014 года Вооруженные Силы Украины были нацелены на реализацию одной из главнейших задач: создание коридора между самопровозглашенными ДНР и ЛНР. Были попытки пробить этот коридор через Дебальцево (но дошли только до села Ольховатка), затем — Шахтерск, наконец — Ясиноватую. Реализация плана все время срывалась. Причем, причина была всегда одна: нескоординированность и малая численность войск, которые должны были наступать с разных сторон.

Несмотря на то, что во время штурма города Шахтерск 31 июля батальон 25-й воздушно-десантной бригады получил тяжелые потери и не смог создать коридор, со следующего дня на картах СНБО он начал тщательно рисоваться. И рисовали этот коридор, которого не было, на всех картах в течение целого августа.

Как известно, председателем СНБО является Президент Украины, а в состав этой организации входит часть Кабинета министров. Поэтому сознательная фальсификация карт СНБО, называемых «Ситуация на востоке Украины», осуществлялась или с ведома руководства государства, или теми, кто старательно хотел «прогнуться» перед президентом.

Наиболее удобным местом для прорыва в район Дебальцево был Иловайск. Там штаб АТО и начал планировать наступательную операцию. Но по состоянию на середину августа 6000 солдат-контрактников, которые имелись в начале года, были уже утомлены, многие — ранены, многие погибли. И все они в силу разных обстоятельств оказались на северном и западном участках фронта, или были выведены на переформирование. На юге — в секторе Б и Д, не оставалось ни одной части, укомплектованной контрактниками. Другими словами — наступать можно было только войсками, набранными из мобилизованных солдат. Но наступление частей, укомплектованных мобилизованными, в июле 2014 года закончилось полным провалом.

Основу войск двух секторов (Б и Д), занимавших фронт от Саур-Могилы на юге и с. Еленовка на юго-западе (рядом с Донецком), также составляли части, набранные из мобилизованных. Прежде всего, это были две батальонно-тактические группы 51-й механизированной бригады. Вместе — 512 бойцов. На крайнем левом фланге, в районе Еленовки, находился 2-й батальон территориальной обороны «Горынь». На правом фланге — в городе Амвросиевка — 5-й батальон территориальной обороны «Прикарпатье». В середине (р-н Старобешева и Комсомольска) — 39-й батальон территориальной обороны «Днепр-2» и 40-й — «Кривбасс». Численность 2-го и 5-го батальонов — примерно по 400 бойцов в каждом. А вот 39-й и 40-й были маленькими — 31 и 202 бойца соответственно (не считая находившихся на территории базовых лагерей). Еще на южном фланге находились батальонно-тактическая группа 28-й механизированной бригады и части Национальной гвардии Южного оперативного командования (бывшие внутренние войска). В каждой части — по несколько сотен человек. Собственно, это были все войска на более чем 100-километровый фронт.

Солдаты территориальных батальонов преимущественно защищали взводные опорные пункты и блокпосты. Непосредственно в районе Иловайска в начале июня 2014 года находились два немногочисленных батальона территориальной обороны — 39-й и 40-й. Первый из них дежурил на блокпостах от Амвросиевки до Кутейниково, а второй — от Кутейниково до Старобешево.

4 августа оба батальона были переданы в распоряжение Сектора Б, командующий которого генерал Руслан Хомчак поставил задачу выяснить: сколько в районе Иловайска находится сепаратистов?

Штаб АТО и генерал Р.Хомчак считали, что в Иловайске находится лишь от 30 до 80 вооруженных сепаратистов. Однако командир 40-го батальона «Кривбасс» и его подчиненные утверждали, что Иловайск — это целый «укрепрайон». Несмотря на это, генерал Р.Хомчак приказал 6-7 августа осуществить захват Иловайска силами 40-го батальона «Кривбасс», а также приданными ему 2 танками и 2 БМП из состава 51-й отдельной механизированной бригады. В качестве усиления «Кривбасса» был добавлен отряд добровольцев из «Правого сектора».

Наступление на Иловайск происходило через блокпост на дороге между селами Александровка и Чумаки, который занимался подразделением 39-го батальона. Первое наступление, который состоялось 7-го августа, по разным объективным причинам не удалось. Во время наступления сепаратисты уничтожили одну БМП.

Остатки этого блокпоста 39-го батальона, начало сентября 2014 года (фото поисковика Юрия Коваленко)

После этого между генералом Р.Хомчаком и командованием 40-го батальона территориальной обороны «Кривбасс» возник конфликт, в результате которого военнослужащие этой части начали пренебрежительно относиться к штабу сектора Б и саботировать его приказы. Очевидно, именно это обстоятельство и привело к тому, что в район Иловайска начали стягиваться добровольческие подразделения из батальонов «Донбасс», «Азов» и «Шахтерск».

По оценкам самих добровольцев, накануне второго наступления на Иловайск (10 августа) их собралось не более 200 — из всех трех батальонов. Основная часть «Донбасса» в то время продолжала выполнять боевые задачи в других районах Донецкой и Луганской областей. Половина «Азова» осталась в Мариуполе. «Шахтерск» был сам по себе малочисленным (несколько десятков человек, разбитых на отдельные отряды).

Утро 10-го августа. Войска собираются на штурм Иловайска (фото Георгия Тороповского, погибшего бойца «Правого сектора»)

Вместе с добровольцами в наступление 10 августа должны были идти 3 танка, а также подразделения 51-й бригады и 40-го батальона. Но один танк сломался из-за перегрева мотора, второй почему-то остался на блокпосту, а третий был в самом начале боя подбит самоходно-артиллерийской установкой противника. Интересно, что экипаж танка отделался почти легким испугом: его выбросило во время взрыва сквозь отверстие для башни, которую за мгновение перед тем сбросило на землю.

Тот самый танк с оторванной башней (фото поисковика Павла Нетесова)

Наступавшую пехоту прикрывала лишь одна БМП (из состава 51-й бригады), которая через каждые несколько сотен метров останавливалась — так как перегревался мотор, и т.д. «Пряник» «Азова» — обшитый броневыми листами обычный грузовик КАМАЗ, на котором был установлен пулемет «Утес».

Добровольцы начали упорно наступать. Подразделение «Донбасса» пошло на север, «Азов» наступал посередине, за ним шел «Шахтерск». Военнослужащие 40-го батальона поддерживали их наступление. Добровольцам удалось сломить сопротивление на первой линии обороны сепаратистов. Те побежали в сторону Иловайска. Но противник повредил «пряники», и одна полуполоманная БМП не могла помочь в дальнейшем продвижении. Бойцам пришлось возвращаться. Их уход прикрывала БМП, которая потом, наверное, опять испортилась и была потеряна. В общем это наступление на Иловайск стоило 12 погибших: из «Азова» — 3, из «Донбасса» — 4, из «Кривбасса» — 3, из «Правого сектора» — 2.

Когда добровольцы возвращались на блокпост 39-го батальона, там они увидели и танк, и несколько БМП, которых так не хватало в наступлении. Они стали упрекать солдат, что те не поддержали их. На что те заявили: «Хомчак — дундук, и мы его приказы выполняем по-своему...»

10-го августа. Строительство нового блокпоста возле с. Многополье (фото Георгия Тороповского, погибшего бойца «Правого сектора»)

Солдаты утверждали, что, якобы, лучше знают — как надо выполнять поставленные стратегические задачи. И действительно, 11-го или 12-го августа разведке 40-го батальона удалось уйти далеко на север и занять позиции на дороге Иловайск-Харцызск, а затем — перерезать основную шоссейную магистраль, которая идет в город.

Наступление на Иловайск 19-го августа и контрмеры противника

Итак, имеющихся сил было недостаточно для штурма Иловайска. Войск, укомплектованных контрактниками, в тот момент в распоряжении штаба АТО тоже не было. В связи с этим было принято решение стянуть в Иловайск все, что можно было, а именно — добровольческие батальоны и несколько только что доукомплектованных тактических групп Вооруженных Сил Украины.

Именно по этим чисто объективным причинам в наступлении на Иловайск, которое началось 18-го августа, участвовали преимущественно добровольческие батальоны: «Донбасс» (220 бойцов), «Днепр-1» (78 бойцов), «Миротворец» (74 бойца), «Свитязь» (сначала 40, потом — 30 бойцов), «Херсон» (30 бойцов) и «Ивано-Франковск» (33 бойца). Поддерживали наступление сводная рота из 51-й бригады и только что прибывшая на фронт ротно-тактическая группа 17-й танковой бригады (4 танка, 4 БМП, 82 бойца).

Только «Азов» и «Шахтерск» после 19-го августа были выведены из боевого порядка. Первый батальон вернулся в Мариуполь (потому что тогда начали поступать данные о подготовке наступления на город со стороны российской границы), а второй имел низкий уровень дисциплины, а следовательно — и боеспособности. На «Шахтерск» была возложена задача охранять село Комсомольское.

В условиях боевых реалий августа 2014года батальон «Донбасс» численностью в 220 человек был мощной силой. Незадолго до этого несколько сотен донбассовцев при поддержке нескольких единиц техники Вооруженных Сил Украины освободили города Попасную и Лисичанск. Примерно так же должно было быть и в Иловайске.

Все другие добровольческие батальоны до начала штурма Иловайска вообще не принимали участия в боевых действиях, но этот недостаток компенсировался энтузиазмом личного состава.

19-го августа в Иловайск с боем вошел батальон «Донбасс», который поддерживала бронетехника 17-й танковой и 51-й механизированной бригады.

Вслед за ним вошел батальон «Днепр-1».

Один из эпизодов боев в Иловайске — в районе школы № 14, фото сделано 27 августа бойцом батальона «Донбасс» «Занозой»

Одной из самых горячих точек во время боев за Иловайск было железнодорожное депо, которое защищали батальоны «Херсон» и «Миротворец». Батальон «Херсон» по своей численности едва равнялся взводу. Он начал формироваться в мае 2014 года и на момент выхода из родного города, 19-го августа, имел в своем составе всего 49 бойцов. Из них только 30 вошли в Иловайск. В город херсонцы вступали утром 23-го августа. 10 из них были прикомандированы к батальону «Донбасс», а другие заняли железнодорожное депо, на следующий день сюда же прибыл и батальон «Миротворец».

Пожарная машина в железнодорожном депо Иловайска, которую бойцы батальона «Херсон» планировали укрепить бронепластинами. Позже эта пожарная машина погибнет со своим экипажем (уже из «донбассовцев») в селе Червоносельское 29 августа (фото добровольца батальона «Миротворец» Дмитрия Сироштана)

Батальон «Миротворец» был тоже довольно малочисленным — в Иловайске он имел всего 74 бойца. Эта часть начала формироваться в Киеве в апреле 2014 года. Когда 11-го июля батальон отбывал в зону АТО — к Славянску, в нем насчитывалось 186 бойцов. Затем «миротворцы» принимали участие в операции по освобождению Попасной, находились на блокпостах в Дзержинске и Горловке. Добровольцам обещали, что через 45 суток пребывания в зоне АТО состоится ротация. Этого не произошло, а затем 54 бойца заявили, что дальше служить не будут и уволились.

В 20-х числах августа 96 бойцов батальона прибыли в район с. Петровское Старобешевского района (другие остались на блокпостах в районе Дзержинска). На территории детского лагеря отдыха «Петушка», где располагался базовый лагерь для военных, осталось 22 бойца. Другие примерно в 4 часа утра 24 августа отправились в Иловайск — на помощь батальону «Донбасс». Заходили туда через блокпост 39-06 — на перекрестке дорог сел Александровка — Чумаки. Увидев на блокпосту воочию уничтоженный наши танк Т-64 и БМП — поняли, что именно отсюда и начинается война.

В Иловайске «Миротворец» занял позиции в железнодорожном депо, где уже находились добровольцы из батальона «Херсон».

Утро 24 августа, бойцы батальона «Миротворец» ориентируются по карте перед вступлением в Иловайск (фото добровольца батальона «Миротворец» Дмитрия Сироштана)

Сепаратисты и российские добровольцы провели две попытки штурма депо: 25-го и 27-го августа. В первом ряду шли бедно одетые и плохо вооруженные люди — было видно, что это — местные «народные ополченцы». Однако за их спинами прятались однозначно — профессионалы. Это был отряд Гиви, значительную часть которого составляли русские добровольцы.

Во время отражения штурмов батальоны не имели потерь. Только 25-го августа в засаде в Иловайске погиб в машине командир батальона «Херсон» и водитель.

Чтобы развить успех добровольческих батальонов, штаб АТО направил на фронт вновь сформированные части Вооруженных Сил Украины.

19-го августа 2014 года из пгт. Черкасское Днепропетровской области в зону АТО отправился 1-й механизированный батальон и сводная рота 93-й отдельной механизированной бригады, которые вместе насчитывали 337 военнослужащих. В группе были 2 танка Т-64, 12 БМП, а также автомобильная техника. Целью группы был поселок Зеркальное, что неподалеку от села Кутейникове в Амвросиевском районе Донецкой области. Здесь функционировал базовый лагерь войск Сектора Б.

Когда военнослужащие 93-й бригады достигли Зеркальной (а это было 21-го августа), там уже находились части 51-й отдельной механизированной бригады, которые отступили из села Петровского — в районе Саур-Могилы. На высоте еще ​​оставались наши подразделения (отряд полковника Гордийчука), а потому из прибывшей группы 93-й бригады был выделен сборный отряд из 178 бойцов — с танками и БМП, который отправился снова занимать Петровское. Другие военнослужащие из 93-й стали вошли в стратегический резерв сектора Б и расположились в Зеркальном. Сюда же прибыли две группы (по 30 бойцов) из 3-го полка спецназа и 73-го морского центра спецназначения.

Очевидно, командование сепаратистов и российских частей имело свой ​​"стратегический замысел" по уничтожению украинских войск. Этот план состоял в сковывании добровольческих батальонов в Иловайске и окружении их с северо-запада — со стороны Донецка, и с юга — из района с. Амвросиевка. Наверное, выполняя этот план, часть сепаратистских отрядов оставило Иловайск и перешла в Донецк. Именно поэтому начиная с 21-го августе в Иловайске замечается снижение масштабов боевых действий.

План сепаратистов начал реализовываться 23-го августа 2014 года наступлением на южный фланг — на Сектор Д в районе Амвросиевка.

Амвросиевка и вся территория до Саур-Могилы систематически обстреливалась артиллерией противника. Сборная рта 93-й механизированной бригады не смогла закрепиться в селе Петровском — недалеко от Саур-Могилы. Группа потеряла в Петровском 2 БМП и 1 УРАЛ отделения снайперов — которые были уничтожены вражеским огнем. Но, к счастью, потерь погибшими не было — было лишь несколько раненых.

23-го августа группа была вынуждена оставить Петровское и вернуться в Зеркальное. Опять ехали через Амвросиевку, где колонну обстреляли из артиллерии.

Можно предположить, что отступление сборной роты 93-й бригады панически повлияло на 5-й батальон территориальной обороны «Прикарпатье». В обед 23-го августа он снялся со своих опорных постов и уехал на запад...

Побег батальона «Прикарпатье» поставил в трудную ситуацию части Национальной гвардии Украины, которые находились на крайнем правом фланге Сектора Д — в районе села Лисье — в 8 километрах от государственной границы. Утром 23-го августа бойцы Национальной гвардии отбили наступление отряда сепаратистов и российских диверсантов, которые двигались из-стороны России, но из-за побега соседей вынуждены были покинуть свои позиции и отступить на запад. На следующий день нацгвардейцы приняли бой в Новоивановке, а потом отступили в район с. Комсомольское.

Ротно-тактическая группа 28-й бригады, которая находилась к северу от «Прикарпатья», также должна была сняться со своих позиций и уйти на север — в район Кутейниково. Большинство мобилизованных солдат поехали в направлении дома — вслед за «Прикарпатьем». От группы осталось лишь 17 офицеров и добровольцев, 25-го августа они приняли участие в бою с российскими войсками под Зеркальным, а затем самостоятельно смогли вырваться из окружения.

Фактически, уже под вечер 23-го августа фронт в районе Амвросиевки, который защищал иловайскую группу украинских батальонов с юга, перестал существовать.

Кроме того, украинский гарнизон Саур-Могилы оказалась в полном окружении.

Бои с российскими регулярными войсками

В ночь с 23-го на 24-е августа началось массовое вторжение в Украину российских регулярных войск.

24-го августа 2014 года «главнокомандующий вооруженными силами ДНР» Александр Захарченко публично анонсировал масштабное наступление против украинских войск «по всем направлениям».

В тот день с фронта снялся и уехал домой еще один батальон территориальной обороны — «Горынь». Он открыл сепаратистским отрядам путь наступления на район Иловайска со стороны Донецка.

Одна из колонн российских войск, количеством, по свидетельству украинских офицеров — до 100 единиц боевой техники, утром 24 августа двигалась прямо по дороге от границы через Амвросиевка к Зеркальному — где был базовый лагерь войск Сектора Б.

Кроме разведчиков эту колонну, которая двигалась без опознавательных знаков, видело много людей — как военных, так и гражданских. Например, рядом с ней длительное время ехали в частной машине двое офицеров 93-й механизированной бригады — одетых в гражданское. Российские солдаты приняли наших военных за сепаратистов и приветливо махали руками. Офицеры, сразу по приезде в Зеркальную, немедленно доложили о колонне в штаб АТО. Но там говорили, что это, наверное — наша колонна, поэтому — наблюдать, выжидать...

Ни в штабе АТО, ни в штабах Секторов Б и Д долгое время не могли поверить, что российские войска просто так возьмут и в большом количестве зайдут на территорию Украины.

Зайдя вечером в район сел Кутейниково и Зеркального, российские десантники начали незаметно окружать блокпосты 39-го и 40-го батальонов территориальной обороны и захватывать их.

Приблизительные маршруты наступления сепаратистских отрядов и колонн российской регулярной армии 23-24 августа 2014 года

Одна из обходных колонн — десантников, пошла слева от Кутейниково, вышла к с. Осыково. Здесь русскими был уничтожена грузовик ГАЗ-66, на котором возвращались с фронта в свой ​​базовый лагерь бухгалтеры 40-го батальона «Кривбасс», которые развозили продовольствие по блокпостам. Пулеметные очереди обратили на себя внимание подразделения украинской 51-й механизированной бригады, блокпосты которой стояли на въезде в с. Кутеейниково. В частности, там были развернуты орудия — «Рапира» батареи Константина Коваля.

Капитан Коваль хорошо видел в дальномер военную колонну без флагов и каких-либо опознавательных знаков, которая двигалась к Кутейниково. Он просил открыть огонь, но командование не знало — что это за колонна, а следовательно — не давала согласия. Только когда из колонны начали стрелять по батарее и попали в две пушки, Коваль открыл огонь. Со второго выстрела «Рапира» попала в головную боевую машину десанта (БМД-2), которая шла впереди, другие повернули назад. В результате попадания снаряда в БМД-2 сдетонировал боекомплект: ее буквально разорвало на куски. Стемнело, и батарея Коваля вместе с другими украинскими частями отступила из села Кутейниково на север — к Многополью.

Фото из окна машины в начале сентября 2014 года. На фото — примечания поисковика Павла Нетесова. Прямо напротив — остатки боевой разведывательной машины десанта (подписанные ошибочно поисковиком, как БМП)

На следующий день, 25-го августа, батарея Константина Коваля вновь вступила в бой с русскими десантниками под Многопольем. Очевидно, командир десантников ошибся, и повел их к с. Многополье, имея впереди не тяжелую технику с пушками, а МТЛБ-6М — легкие броневики для перевозки личного состава, которые защищают лишь от пуль. В бинокль капитан увидел три МТЛБ-6М, двигавшиеся прямо на пушки. «Рапиры» открыли огонь — все три бронемашины были уничтожены. После этой позиции батареи были обстреляны из всех видов оружия: погибли 4 прикрывавших артиллеристов бойца из 9.

Кроме батареи капитана Коваля, героически оборонялись и другие бойцы 51-й механизированной бригады. 2-я батальонно-тактическая группа этой бригады смогла задержать наступление противника, шедшего от Донецка, в районе села Стыла. Третья батальонно-тактическая группа отражала атаки российских войск на село Зеркальное. Когда враг не смог принять это село, вечером 25-го августа он накрыл расположение украинских войск «Градом». Территория базового лагеря Сектора Б была просто выжжена.

Красноречивы последствия обстрела базового лагеря украинских войск в районе села Зеркальное (фото поисковика Павла Нетесова)

К большому сожалению, о другом бое с российскими войсками, который произошел на дороге в районе села Новодворское, известно гораздо меньше. Этот бой состоялся 25 или 26 августа. С украинской стороны в нем участвовали подразделение 17-й танковой бригады и группа офицеров штаба оперативного командования «Юг» (сектора Б). В ходе этого боя был захвачен российский танк Т-72 Б3, уничтожен еще один аналогичный танк, а также — БМД-2 и два грузовика с пехотой. На трофейный танк были нанесены белые полосы (опознавательные знаки украинской стороны), и позже под командованием полковника Евгения Сидоренко он участвовал в прорыве из Иловайского котла.

Согласно сообщениям сепаратистских сайтов, в ночь с 26 на 27 августа в руки противника перешло Старобешево. Утром 27-го, по утверждению сепаратистов, там сдались в плен 129 «национальных гвардейцев» — очевидно, военнослужащих различных частей Вооруженных сил Украины (прежде всего 51-й и 93-й механизированных бригад). Интересно, что кроме этого скупого сообщения никаких победных реляций, репортажей, рассказов о «героических подвигах народного ополчения» и др. подобной информации сепаратистские СМИ не предоставили. Ведь в Старобешево зашли российские регулярные войска...

Итак, 23-го августа с фронта дезертировал батальон «Прикарпатье», а впоследствии — и батальон «Горынь». На следующий день в бой с украинскими частями вступили российские регулярные войска. 25-го августа они окончательно отрезали иловайскую группировку с юга, а на утро 27-го августа — с запада. С этого момента добровольческие батальоны и части Вооруженных Сил Украины в районе Иловайска оказались в полном окружении.

Что в это время делало украинское командование? На этот вопрос находим достаточно лаконичный ответ в интервью генерала Р.Хомчака: «А уже 25-го августа мы увидели части регулярной российской армии и доложили о них наверх. Но мы опять же не могли отойти, потому что есть приказ. Если приказ брать Иловайск, значит — брать Иловайск. Слово приказ никто не отменял. Такого не может быть, чтоб приказ не выполнялся. За невыполнение приказа предусмотрена ответственность вплоть до уголовной».

Как оказалось, наши военачальники только 25-го августа «увидели» российские войска, но несмотря на это — собирались и в дальнейшем «​​брать Иловайск».

Каждый из читателей может сам сделать вывод: кем именно были те военачальники, и насколько логично они рассуждали во время смертельной опасности, нависшей над окруженной группировкой украинских войск. А значит — кто виноват в том, что произошло дальше.

Ярослав Тынченко, опубликовано в издании Тиждень.UA

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Актуально


Голод 33 року. Моторошний фільм про трагедію українського народу "19.33"

Голод 33 року. Моторошний фільм про трагедію українського народу "19.33"

1933 року центральною та східною Україною прокотилася хвиля голоду, яку штучно спровокувала радянська...
УКРАЇНА. ПОВЕРНЕННЯ СВОЄЇ ІСТОРІЇ.

УКРАЇНА. ПОВЕРНЕННЯ СВОЄЇ ІСТОРІЇ.

Україна. Повернення своєї історії – документальний фільм-дослідження. Наша історія – лише набір вигаданих...
Як позбутися уроків російської мови в школі

Як позбутися уроків російської мови в школі

Російська мова в школі. Якщо ваша дитина навчається в українській школі, у неї є уроки російської і вам...
Баннер

Семь простых способов зайти на заблокированные сайты

Новые комментарии

Баннер

24 Канал - онлайн

Прямой эфир

 

Espreso TV - LIVE

Прямой эфир

Громадське ONLINE

Прямой эфир

 

Баннер
Баннер
Баннер

Фотожаба

Календар свят і подій. Листівки, вітання та побажання

МЫ В FACEBOOK